АКТУАЛЬНО

[5]

Вместо России - пустыня с руинами: путинская система падет еще до 2018 года - Александр Сотник


Российский журналист комментирует причины и последствия секвестра госбюджета РФ.
Российские власти собираются осенью 2016 года провести секвестр бюджета. Об этом сообщил министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев. По его словам, речь идет о принятии поправок в закон о бюджете, которые легализуют недоведение 10% лимита бюджетных обязательств. По словам министра, разрыв между прогнозными доходами бюджета и реальными достиг 12%, или 1,1 триллиона рублей. О том, чем это грозит экономике РФ и каких событий в этой связи ждать дальше "Апострофу" рассказал российский журналист и блогер Александр Сотник, пишет/www.dialog.ua
Известно, что перед смертью не надышишься, а перед неизбежным крахом — не наворуешься и не "нахапаешься". И время поджимает, и ресурсы — последние, и надо многое успеть схватить, но не проморгать тот последний момент, за которым следует необратимое падение в бездну.
По последним данным, опубликованным в "Независимой газете", Резервный Фонд России может быть исчерпан уже в первой половине 2017 года. Правительство расходует его со скоростью больше 2 трлн руб. в год. А к январю 2017 года в фонде останется всего лишь 0,9 трлн руб. Правда, есть еще Фонд Национального Благосостояния, и по мнению эксперта Андрея Илларионова, денег (а их в общей сложности — около $400 млрд) хватит еще лет на 7 безраздельного торжества путинизма.
Прежде чем делать какие-либо выводы, бросим взгляд на внутрироссийский политический ландшафт. На фоне беспрецедентного воровства чиновников по всей площади страны наблюдается жесточайшее давление на граждан: от телепропаганды реваншизма и изоляционизма — до прямых угроз и реальных нападений со стороны путинских силовиков и их приспешников, а также — фабрикация уголовных дел с последующими посадками активных и непокорных. Нынешний Кремль — уже не тот, что был в 2007 году. Тогда режим казался "белым и пушистым": нефть стоила дорого, деньги текли рекой, население купалось в инвестициях и кредитах, и даже пресловутый вопрос сохранения группировки чекистов у руля власти решился "невинной рокировочкой". Правда, уже тогда в обществе, еще не окончательно закатанном в асфальт, бродили смутные настроения: "Вот бы Медведев — тот, для которого свобода лучше несвободы — решился бы и убрал этого Путина". На полном серьезе велись беседы, что "царь может быть только один, и Медведев не станет долго терпеть Путина, что неизбежно приведет к его отставке, дайте только ему время на принятие такого решения". Практически никто не рассматривал вариант "чекистской разводки", а ведь Медведев в свой "питерский" период был "решалой" и "разводящим". Говорят, "разводил" он профессионально и жестко. И на сей раз он так же профессионально "развел россиян как кроликов". И после 4-летнего периода политического "лошения фраеров", он по достигнутой изначально договоренности вернул нагретое собой кресло "национальному дилеру". Эта "разводка" отозвалась возмущением в обществе, которое не желало возвращения нашей чекистской "Годзиллы". Спецоперация по жесткому удержанию власти стала неизбежной. С момента "третьего пришествия Вовочки" точка невозврата была пройдена. Кремль взял курс на силовое противостояние с собственным населением, наводнив Москву полицейщиной и дивизиями МВД чуть ли не с бронетехникой.
С мая 2012 года началась операция по зачистке гражданского общества, в результате которой оно было наголову разбито: кто-то ушел из протеста, кто-то сел, кто-то предпочел эвакуироваться из России. Этот этап длился почти два года — до исторических событий на Майдане в Киеве. Случившееся на Украине дало естественный толчок Путину к еще большему "закручиванию гаек". В лице изгнанного Януковича он увидел себя. И это отражение — еще не самое плохое, если учесть смертельный опыт свергнутого Каддафи. Рывок в Крым на какое-то время ввел часть населения в состояние ничем не оправданной эйфории, расколов россиян на две части: "крымнашистов" и принципиальных противников "судетского реванша", узревших в нем чудовищную ловушку — как для самого Кремля, так и для всей страны, что, конечно же — важнее выживания агрессивного клана чекистов. И если первые беззаботно веселились, отдавшись эмоциям, замешанным на имперской ностальгии по канувшему в небытие СССР, то вторые пытались до них достучаться посредством споров на малочисленных пикетах и демонстраций в виде "Марша мира" — последнего многотысячного мероприятия, прошедшего 21 сентября 2014 года в Москве. К сожалению, телевизионное большинство так и не вняло голосу разума "ничтожного меньшинства" и послушно поплелось за путинским враньем, как осел — за морковкой. А потом проклюнулись всходы "реваншизма". Они оказались горькими. Санкции со стороны ЕС и США ударили по каждому россиянину. Сужение ассортимента товаров и падение качества продуктов, инфляция и повышение тарифов на все и вся, увольнения и безработица — все это «цветочки», распустившиеся под знаменами "великих путинских побед". Эта прелесть колосится и в виде собянинских "хапков" — "Ночи длинных ковшей", и "великого плиточного расширения тротуаров", и нагнетания изоляционистских настроений: "кругом враги, везде опасно, повсюду бродят террористы"…
Провалившись на Донбассе с идеей "русского мира", Путин и его орава развернули вектор применения террора с внешнего "фронта" — на внутренний. В отличие от граждан, коим предписано загонять в головы лживые и заказные "результаты соцопросов" с бешеными "процентами поддержки власти", питомцы Лубянки обладают реальной картиной "антирейтинга", и она их пугает. Чекисты знают: если сейчас не прополоть всходы народного недовольства (а эти зерна бросали они же сами — посредством тотального воровства и безудержного насилия) — разогретый и запаянный котел неизбежно взорвется.
С 2016 года Путиным взят курс на чрезвычайно жесткое удержание власти в условиях сокращения внутренних ресурсов. Денег занять негде, а новоиспеченные "друзья" в лице Мугабе их тоже не дадут в силу отсутствия таковых. Китайцы — если и встречаются с Путиным, то смотрят на него с диким прищуром: "К нам из России опять приехал вор без необходимой дырки во лбу. Как с ним, презренным, разговаривать? Какие документы подписывать? Разве что — Договор о сдаче нам российских территорий…".
В условиях изоляции Путин был вынужден даже пойти на "мировую" с Эрдоганом — таким же несносным пацаном, как и он сам. Поставки продуктов из Турции и ослабление напряженности в туристическом бизнесе на время снизят накал внутри "котла", но ненадолго. А дальше — осень и зима. Надо отдавать долги, не подлежащие реструктуризации, придется вновь секвестировать бюджет, урезая и без того кастрированную "социалку". И здесь надежда только на Росгвардию, которой уже разрешили стрелять, душить и кромсать любого, кто посмеет открыть свой рот в запале недовольства. Еще есть пока что не подписанный "пакет Яровой", выношенный в недрах путинской администрации. И Путин его непременно подпишет, объявив экстремистами все население России.
Последнее убежище кремлевских террористов — ядерное оружие, доставшееся в наследство от развалившегося СССР. Никто не знает, в каких условиях оно хранилось все это время, и способно ли оно реально "воевать". Это и есть путинский "Джокер" на политическом столе. Его удобно вертеть в руках и подмигивать западным "партнерам", время от времени включая излюбленный шантаж. По мнению чекиста, эта "карта возмездия" должна удержать Запад от решительных действий в случае, если Кремль начнет открыто питаться человечиной, включив "зеленый свет" откровенному террору внутри России. А эта дорога уже активно расчищается посредством демонстративного пиара чеченского убийцы Кадырова и нагнетания ксенофобской истерии. Еще пара мазков в духе "шпиономании" — и можно будет всю эту мазню дооформить бронзовым диктаторским багетом.
Но есть и хорошая новость. В условиях сокращения внутренних ресурсов система начинает активное самопожирание. Вместе с маховиком репрессий раскручиваются и "внутрицеховые" настроения ограниченного времени, за которое нужно успеть "хапнуть и сбежать". И "государевы люди" ускоряются в хватательных движениях, стремясь удовлетворить свои внезапно возросшие аппетиты: украсть-то надо быстро и много — настолько много, чтобы хватило на несколько поколений. Главное — вовремя "свалить". Именно эти настроения временщиков, внутренне уже декларировавших свое будущее поражение, и уничтожат власть чекистов. Не пресловутый "народ". Они — сами. И когда только пошатнется первая костяшка этого воровского домино — они сами подтолкнут ее к падению, спасаясь бегством, и в панике сметая все на своем пути.
На месте бывшей страны они оставят нам пустыню с руинами. Подготовиться к этому нельзя, но принять как неизбежность — придется. И глаза будут страшиться при виде этого пепелища, и вопрос "с чего начать?" станет основным. Правда, ответ на него уже есть: начинать надо с государства. Точнее, с учреждения того, что сегодня уже разрушено.
Постскриптум:
Надо все же признать, что лубянские террористы удерживают власть очень профессионально. Собственно, у них 2 цели: находиться у руля как можно дольше и обогащаться за счет этого. Их интересы совершенно не совпадают с интересами населения, которое они глубоко презирают. Этому "быдлу" (как они сами называют россиян) они скармливают миф о каком-то там «историческом имперском величии России, на которое покушаются внешние враги и внутренние предатели».
Обогащение и удержание власти получается у них прекрасно, и — будь я чекистским ушлепком — наверное бы аплодировал. Но в том-то и дело, что мне очень жаль страну и ее облапошенное население, которое все никак не поймет главного: государство должно служить гражданину, а не наоборот. В этом принципе заложено все: и самоуважение, и ответственность, и равноправие, и один закон для всех.
А вообще — да. Чекисты делают фактически невозможную, уникальную вещь. В XXI веке удерживаются у власти на протяжении 16 лет. Через зомбирование, через экспансию, через угрозы и убийства с репрессиями. Им даже не жаль те мозги, которые естественным образом "утекают" из страны.
Им ничего не жаль. Бежать им некуда. Или — почти некуда. Поэтому они засели здесь до конца. И конец их будет страшен. А безответственное и трусливое население разделит их участь — через масштабный крах.
Не думаю, что это произойдет позже 2018 года. Скорее всего, даже раньше. Просто следим за их все более масштабными проектами, завязанными на тотальное воровство…
 Александр Сотник. Апостроф, 
Вместо России - пустыня с руинами: путинская система падет еще до 2018 года - Александр Сотник Вместо России - пустыня с руинами: путинская система падет еще до 2018 года - Александр Сотник Reviewed by Mapiя Іваночко on 22:01 Rating: 5